Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Казачинская Общественно-политическая газета Красноярского края
Казачинское
20 сентября, пн

Как мы хлеб убирали

2 августа 2021
13

- Уважаемые читатели газеты «Новая жизнь»! В своем воспоминании я хочу вам рассказать о том, что после окончания великой Отечественной войны трудовая активность наших колхозников и населения не убавилась. Они прекрасно понимали, что каждая дополнительная тонна зерна, ими выращенная, очень пригодится колхозу и государству, поэтому продолжали самоотверженно трудиться.

Страда 1947-1948 годов

В 1947 году были засеяны все посевные площади и убран весь урожай, ни один гектар посеянных культур не попал под снег. Было нелегко, но все старались.

Семена готовили всю зиму, крутили ручной триер - очищали семена к весне. Выполняли другие работы по подготовке семян к посеву, чтобы сохранить зерно и получить хороший урожай.

В эти годы сеять вручную перестали, начали сеять колесным трактором-сеялкой в две смены.

Большое внимание уделялось посевам озимой ржи: во-первых, это растягивало уборку, а во-вторых, эта культура давала высокую урожайность.

Для уборки привлекали технику. Комбайн «Коммунар» и «Северный».

Комбайн "Коммунар"

«Коммунар» выпускался после войны, шел в комплекте с соломокопнителями, чтобы собирать солому, а потом скармливать животным. Этот комбайн был очень востребован во всех зонах нашей страны.

Комбайн «Северный» отличался тем, что буксировался колесным трактором. От вала отбора мощности этого трактора вращались все механизмы комбайна: мотовила и жатка, барабан и транспортер. Правда, у этого агрегата не было очистки, вся вымолоченная масса ссыпалась внутри комбайна в лоток, где был установлен шнек, который помощник комбайнера ссыпала в мешки. Много лет на этом комбайне работала Анна Калистратовна Шимохина (Белоногова), а ее помощником много лет была Татьяна Худякова (моя одноклассница).

Комбайн "Северный"

Много было ручной уборки. Бригадиры следили за тем, чтобы вручную были убраны полосы – лежанки, их выжинали руками. Основная уборка ложилась на конную жатку – самосброску, которой в каждой бригаде было две или даже три. Ее особенность в том, что ее тянули три лошади - прикоренной, пристяжной и гусевой, на нем сидел подросток. А на приводе этой жатки были установлены 4 граблины, которые выполняли роль мотовила на комбайне. Они укладывали на платформу скошенные колосья, которые в свою очередь опускались вниз и на земле складывались. Хороший мастер регулировал этот механизм и делал так, что все колоски ложились ровно и вязальщикам было легче их связать. В другом случае приходилось тратить много времени, чтобы собрать по полю колоски.

Много времени прошло... Но я помню, как в конце сентября мы с ребятами возили снопы, а женщины, Елена Николаевна Шимохина и Нина Константиновна Макаровская, укладывали их в скирды. В одну ночь выпало много снега, осталось неубранными большое полое Солонцов 100 га и участок в 50 га по мангальской дороге. Сельсовет объявил чрезвычайное положение, закрыл все предприятия, кроме почты и медпункта, и все пошли с косами на поле. Но днем вышло солнце, снег стал таять и ничего не получилось, отложили на три дня. Когда подсохло понадобилась неделя, чтобы скосить всю рожь. Потом перешли на поле что по мангальской дороге. Бригадир Тимофей Ипполитович Шимохин и председатель колхоза Никита Петрович Чащин объявили на полевом стане чрезвычайный рабочий день.

В два часа ночи поднимались, запрягали лошадей, и к каждому извозчику прикрепляли женщину, чаще помоложе. Моей помощницей была Шура Нестерова. Возчики грузили на телегу кучки, а женщины собирали колоски и складывали их в кучки. Такая работа проводилась до самого утра, утром со стана привозили завтрак и приходили рабочие. Включали молотилку – трактор, а мы успевали их обеспечивать массой овса. Это продолжалось примерно 6 дней

Если мои воспоминания прочтет Ольга Сергеевна Сукачева, она вспомнит, как принимала участие в этой чрезвычайной работе по обмолоту овса.

На мангальской дороге было уже легче, там работал комбайн и по ночам не было необходимости работать.

Страда 1954 года

В 1950 году прошло укрепление колхозов. Чумницкий колхоз, на положении полеводческой бригады, вошел в состав Вороковского. Несколько лет бригадиром там работал Александр Петрович Мареев.

Если ехать из Чумницы на Большую речку, то справой стороны располагался открытый участок. Чумницкие жители называли этот участок «Куток». Там было много сырых мест и росла хорошая трава, которую косили для колхоза и для личных нужд.

Однажды кому-то из руководителей пришло в голову распахать это поле и использовать его под зерновые. В 1953 году засеяли его озимой рожью. Рожь выдалась очень хорошей, а уборка 1954 ненастная. Большую часть успели убрать, а потом было мокро и сыро. К уборке остальной ржи вернулись в октябре, когда установилась холодная сухая погода, правда, земля замерзла и не было снега. Нас на трех конных сенокосилках из вороковки отправили убирать эту рожь. Мы замерзали на этих сенокосилках, но убирать было хорошо. Выскочишь, схватишь вилы, скорее покидаешь, и обратно… Народу было много, в каждом углу горел костер. Помню, там работала Лидия Александровна Макаровская (первый год работала в конторе) и Тамара Николаевна Васильева. Продолжалось это три недели. Все это время ездили ночевать в Чумницеу. Мы квартировали у Лиды Проценко, которая готовила нам горячее. Поешь после холодного дня и спать, а утром возвращались на уборку. Закончили мы косить и убирать рожь 6 ноября. Глубокой ночью добрались до Вороковки, а на утро пошел снег.

После праздников стали эту рожь молотить. Подвозили на лошадях копны к комбайну. Обмолачивалась рожь до «голубого» снега. Как только снег «оголубел», молотить перестали. Небольшая часть осталась.

1960 - мокрый год

Пожалуй, это самый мокрый год, который мне пришлось пережить за всю свою долгую жизнь. На пировской дороге на пастбище паслись колхозные коровы. В середине июля было сильное ненастье, и из берегов вышла Кемь, которая даже в ледостав так не выходила. Поднялся огромный столб воды, такой, что на гусеничном тракторе не проехать: его заливало водой. Решили по такой воде гнать коров. Сейчас думаю «Какой это, все-таки, был большой риск!» Но решили и погнали. Всех коров благополучно перегнали на сухое место.

Учитывая такие климатические условия, в нашем районе работали самоходные комбайны на гусеничном ходу. На нем работал Петр Антонович Стельмашенко, который и сегодня проживает в Вороковке. Труженик тыла, ветеран труда, в следующем году будет отмечать 90-летие. (Пользуясь случаем, пожелаю ему здоровья на долгие годы!)

Иногда смекалка и решительность играла большую роль в колхозе.

Помню, 2 сентября 1968 года, когда меня избирали председателем колхоза «Восток». А в эту ночь в Вороковке и других землевыращивающих хозяйствах района выпал снег. Снега было много для начала сентября, и весь урожай превратился в «лежанку». Тогда не было никаких приспособлений для поднятия колосьев. Как вспоминал Василий Егорович Матвиенко:

- Наши комбайнеры так приспособились маневрировать мотовилой и жаткой, что если только поле было ровное, без ям и канав, они убирали колоски без потерь. Это были Макаровские Владимир и Николай, Александр Иванович Евдокимов и другие. Благодаря таким изобретениям иной раз только и выходили из положения.

Юнас Бернер

Наталья Петровна Барановская
Корреспондент

Картина дня

Все у нас получится!

По данным Территориальной избирательной комиссии Казачинского района красноярского края, на 20.00 часов 18 сентября явка на выборах депутатов государственной Думы РФ и Законодательного собрания края …
Читаемый
Смотреть еще