Казачинская Общественно-политическая газета Красноярского края

«Черных лесорубов» стало меньше

«Лес – живой, он все чувствует, все понимает. Как ты к нему относишься, так и он к тебе. Ты его любить будешь, и он тебя полюбит. Ты к нему с теплом относишься, и он тебя согреет. А вот злом на зло Лес отвечать не может, не умеет просто,- писал Евгений Старухин в своей книге «Лесовик. Рудники». И если задуматься – так оно и есть. Кто из нас в свободный день выбирается в лес? Смотрит за молодыми саженцами, переживает. Или если ветер поломал молодую березку? Безусловно, мы расстраиваемся, когда лес съедает огонь, или мы слышим о так называемых «черных лесорубах», вместе со всеми мы ругаем тех, кто оставляет за собой мусор в лесу. Ведь мы, сидя на диване, лучше знаем, как надо оберегать и охранять лес. Конечно, это преувеличение, но давайте все же разберемся, как можно защитить лес от вредителей или незаконной вырубки. Как его оберегать и восстанавливать?

Об этом мы беседовали с директором Казачинского лесничества Николаем Вильчиком.

— Николай Викторович, в конце года прошли встречи граждан с главой района, где был представитель лесничества и рассказывал о работе за год. Хотелось бы узнать подробнее, какие услуги и важные государственные задачи выполняет лесничество в Казачинском районе?

 — Мы оказываем разные услуги: организация использования лесных участков, санитарно-оздоровительные мероприятия, проведение лесопатологических исследований, агротехнический уход за лесными культурами, искусственное лесовосстановление, рубки ухода и так далее.

Основной задачей лесного хозяйства является сохранение покрытой лесом площади. В рамках основной задачи должно поддерживаться соблюдение баланса между выбытием насаждений (вырубка, гибель или повреждение лесных насаждений, перевод лесных земель в нелесные и т.д.) и восстановлением.

 — Остановимся подробнее на лесовосстановлении. Существует общее мнение граждан о том, что леса вырубают, но не садят или садят в небольших количествах. Это так? И как вы следите за посадками?

— Нет, конечно. Мы садим и поддерживаем, проверяем, как растут саженцы. Это наша работа. Если говорить в целом, то лесовосстановление — это не только посадки. Это содействие естественному возобновлению — сохранению подроста. Даже при санитарной рубке мы должны сохранить до 70% подроста, тогда лесосека считается восстановленной. Да, человек вырубает лес, но… лес восстанавливается. Падают семена – это естественный способ. Если на определенной площади естественное восстановление невозможно, тогда применяется искусственное. Но это самый затратный способ. Нужно вырастить посадочный материал, подготовить почву и ручным способом посадить саженцы. В течение 5 лет вести наблюдение и уход за ними. Постоянный контроль за выполнением этих процедур осуществляет лесная охрана. Они выявляют количество посадочных мест на пробной площади, переводят данные на гектар и делают заключение. Если результаты в пределах нормы (от 3600-4000 саженцев на гектар), то данный этап работы считается выполненным. Если приживаемость менее 25%, то культура садится заново. Также мы самостоятельно ведем наблюдение и проводим свою проверку. Арендаторы тоже должны проводить мероприятия по лесовосстановлению.

До 2019 года в России и отдельно по регионам или лесорастительным районам действовали разные (по времени принятия) правила лесовосстановления. Эти правила для нашего лесорастительного района объединяет условие – лесовосстановление должно осуществляться хозяйственно-ценными (хвойными породами). Поэтому зачастую арендаторы садят хвойные растения — сосну, ель, кедр.

— Несколько лет назад сибирский шелкопряд уничтожил деревья Правобережья большими площадями. Что стало с этой древесиной? Она погибла или успели использовать? Какую профилактику древесных вредителей вы проводите?

— Действительно, в 1994 году на территории Дементьевского и Язаевского участковых лесничеств возникла массовая вспышка сибирского шелкопряда. Древесина, в результате ослабления и заселения усачами, погибла. Общая площадь погибших насаждений составила 15 тысяч гектар. Дело в том, что если с шелкопрядом еще можно бороться, то с усачом – стволовым вредителем, невозможно. При массовом размножении усачи, повреждают темнохвойные насаждения. А, как известно, такие деревья уже не восстанавливаются. Данной древесиной воспользоваться не удалось. На этот случай у нас запланированы санитарные рубки. Одно время жители Правобережья говорили о том, что массово вывозится лес с той стороны Енисея – так вот, это и был тот самый поврежденный лес. Наша обязанность такие деревья вырубать.

Сейчас идет другой вредитель, уссурийский белопихтовый полиграф, который повреждает сибирскую пихту. Бороться с таким вредителем невозможно, только санитарная вырубка леса. Специалисты центра защиты леса, лесопатологи делают заключение и выносят решение по поврежденной древесине. Поле этого мы проводим санитарные рубки. Если в течение двух лет не принимать никаких мер, то лес просто засохнет.

— Острый вопрос в каждой территории – это вырубка леса. Этот же вопрос поднимается на всех встречах в гражданами. Скажите, как регламентируется вырубка леса в районе?

— Если говорить о деловой древесине, то ежегодно мы заключаем с гражданами договоры купли-продажи для собственных нужд в объеме 150м3 кубов на строительство, 25м3 — на ремонт жилого дома, 25м3 — на строительство хозяйственных построек, 20м3 – на отопление жилого дома. Существуют определенные правила, согласно которым можно получить разрешение на вырубку леса. Гражданин пишет заявление на какой-либо из вышеуказанных объемов и получает участок на той территории, где находится земельный участок. Если на этом участке в данный момент нет лесных насаждений для вырубки, то гражданин может обратиться с заявлением в любое лесничество на территории Красноярского края. А если говорить о древесине для отопления жилого помещения, то, по мере возможности, мы стараемся подобрать участок ближе к месту проживания заявителя. Согласитесь, что нелогично: гражданину из Емельяновского района ехать за древесиной для нужд отопления в Казачинский район или Лесосибирск, например.

С юридическими лицами иная ситуация. Министерством Лесного хозяйства Красноярского края проводится электронный аукцион, на который может заявиться любой индивидуальный предприниматель, юридическое лицо. По итогам с победителем заключается договор купли-продажи. За последние три года количество арендаторов лесных участков не меняется. Свои задачи они знают, правила соблюдают, соответственно, и нарушений становится меньше.

— Были ли случаи обнаружения «черных лесорубов» в прошлом году, например? Если сравнивать с 2018 годом – это больше или меньше? Как думаете почему?

— Были. На сегодняшний день проводится космомониторинг. С 2018 года идут космоснимки, на которых видны все границы. Мы имеем возможность наблюдать за выделенными участкам и ситуацией с вырубкой леса. Бывает, что выходят за границы отведенного участка. А иной раз, облако закрывает спутник и образуется пятно на снимке, тогда мы выезжаем и смотрим. Если есть нарушители – принимаем меры.

Нарушения случаются, но последние два года показали, что благодаря контролю и космоснимкам нарушителей становиться меньше. Это, как правило, больше исключения, чем закономерность.


Беседу вела Наталья Барановская

Добавить комментарий

Версия для слабовидящих
Проект «Лица Победы»
Одноклассники
Архив новостей
Февраль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829  

Наши контакты

Главный редактор

 

Барановский Олег Александрович