Казачинская Общественно-политическая газета Красноярского края
Продам трактор МТЗ-50 с телегой в хорошем состоянии. Цена 190 тыс. руб., ВАЗ-2105 – 30 тыс. руб. Тел. 8-902-910-54-00

Возвращение к корням

…Да что мы Вам на улице-то рассказываем, лучше сами зайдите, посмотрите, что у нас уже сделано, — сказала Ирина Петровна и первой направилась в темный после солнечного сияния дня на улице зев открытых дверей фермы. Рустам, ее муж, поддакнул, и мы двинулись «на экскурсию».

Объектив моего фотоаппарата сразу запотел, но я был без очков, и видел все. Тем не менее, Ирина Петровна то и дело предупреждала меня об опасностях: «Здесь осторожно, здесь у нас еще недоделано, клетки еще не готовы и пол мы еще не успели зацементировать, не споткнитесь».

А споткнуться я бы запросто мог: я глядел не под ноги, а на аккуратную клетку с бетонным полом, где на толстой подстилке вальяжно разлеглась толстуха-хавронья; вокруг нее суетились веселые поросята. В других клетках подростки и вполне взрослые боровки и свинки деловито рылись в кормушках или просто лежали, как говорится «пузом кверху». На нас никто из «присутствующих» в клетках не обратил ровно никакого внимания. Никто не вставал на задние ноги и не визжал, пытаясь обратить на себя внимание. Нас будто не было.

И я вспомнил старые времена, свои визиты в колхозные свинарники, и вонь, которая долго выветривалась из одежды, а голодный визг свиней стоял в ушах по ночам.

…После свинарника мы прошли еще по коровнику, в котором новоселья были, судя по стройматериалам, еще впереди. Снаружи, на легком морозце, объектив фотоаппарата мне, наконец, удалось очистить от тумана, и я получил возможность сфотографировать моих «гидов» — хозяев фермы супругов Дадабаевых, Ирину и Рустама. Третий член правления кооператива (а точнее, крестьянско-фермерского хозяйства) – Алексей Игоревич Попов живет постоянно в Красноярске, и здесь, в Рождественском, бывает наездами – он больше нужен для КФХ именно там. А здесь справляются и Рустам с Ириной.

Работы хватит всем…

…Хотя, я оговорился, Рустаму и Ирине вдвоем с такой фермой ни за что бы не справиться. Ну, сами посудите: сто пятьдесят «пятаков» свинского поголовья, более тысячи куриного, четыре головы КРС – за этим всем хрюкающим, кудахтающим и мычащим поголовьем и уследить вдвоем невозможно, а уж накормить всех, почистить в клетках и стойлах – вообще невозможно.

— А мы не вдвоем, — возразила Ирина, — нас тут семь человек работает. Две свинарки, две женщины за коровами приглядывают, а еще два сторожа-кочегара и печи топят, и охраняют ферму. Итого семь человек. Все, разумеется, жители Рождественского. Ну, и нас трое. Десять, получается, а работы и в самом начале было много, и сегодня, и завтра еще на десятерых хватит. Если, конечно, все наши планы осуществятся…

…Слово «если» в устах Ирины прозвучало как-то вскольз, как служебная частица. Ни у нее, ни у Рустама, судя по всему, нет сомнений: все, что они задумали, обязательно сбудется. И основания для такой уверенности есть.

— Когда мы оформили ферму и участок под ней в собственность, — рассказывает Рустам, — здесь кроме стен и крыш вообще ничего не было, полы, перегородки, рамы из окон, то есть все, что можно было снять, к тому времени уже растащили. Мы забетонировали полы, сделали клетки и стойла, вставили рамы в окна (пришлось их специально заказывать в коммунхозе). А перед этим только гравия сто пятьдесят машин сюда привезли. Полтора миллиона рублей ушло только на то, чтобы ферму привести в порядок.

(Тут я поинтересовался у Дадабаевых – много ли они отдали за эту ферму? Супруги переглянулись. «Коммерческая тайна», — усмехнулась Ирина. — Много»).

Не меньше явно уйдет на то, чтобы довести ферму «до ума», еще больше, — чтобы механизировать хотя бы раздачу кормов и уборку навоза. Но это пока лишь в перспективе, прежде надо встать крепко на ноги (финансовые, само собой). Но в любом случае, работы у фермеров впереди невпроворот. Справятся ли?

А свиньям деляна не положена…

Сегодня все животноводство фермеров держится на покупных кормах. То есть покупают они и сено (в рулонах), и зернофураж и все прочее, что сыплют коровам, свиньям и цыплятам в кормушки. Этот факт меня привел в настоящий ступор: как так, пустующих полей вокруг Рождественского полно, зарастают они уже не сорняком, а осинником. И лесу делового в окрестной тайге еще полно, и даже станки деревообрабатывающие (у фермеров – своя пилорама, ленточно-пильный и кромкообрезной станки стоят пока без дела) есть. Только пилить нечего.

— Поехал Алексей в район, с просьбой выделить лесоделяну и пашню для посевов кормовых и зерновых культур, — рассказывают Дадабаевы. – А там им – от ворот поворот: был бы у вас крупнорогатый скот – положена была бы вам и деляна. А свиньям – не положена. Что же касается полей, то вон их сколько рядом с селом, распахивай любое, засевай и убирай урожай.

Здорово это нас удивило, — говорит Рустам. – Да как же мы можем на чужое поле залезть – «ничейные» они ведь только по бумагам, на каждом из этих полей давно уже кто-то из рождественцев сено косит. А в конфликт вступать с сельчанами мы не хотим, ни к чему хорошему это не приведет.

И насчет деловой древесины – тоже странно получается. Доски и бруски всякие на те же клетки для свиней мы сами себе напилить не имеем права? То есть, коровы имеют право такое, а свиньи – нет? Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно… Вон даже «макаронник» для топки печей мы вынуждены закупать на стороне. А свои станки простаивают…

«Мы пришли сюда надолго…»

… Я повидал на своем корреспондентском веку немало и местных маниловых и городских прожектеров. Как они красиво расписывали свои планы на подъем сельского хозяйства в отдельно взятом селе, уши развесишь и забудешь прибрать их обратно. Пожалуй, ни одно хозяйство района (бывшее, конечно) не обошлось без такой «маниловской» эпопеи. Заканчивалось все это обычно тем, что, распродав технику и все, что можно было продать из бывшего колхоза, эти городские новоиспеченные «аграрии» по-тихому исчезали из деревни, и больше их здесь не видели.

В Рождественском картина нынче иная (хотя бывший колхоз имени Кирова, чьей и была когда-то ферма и поля вокруг, и пережил нашествие городских «аграриев»).

Сегодня я увидел иную картину, хотя новые хозяева фермы – тоже из города переехали. Прежде у так называемых «хозяев»  кроме наполеоновских планов ничего не было за душой. Они приезжали не вкладывать, а забирать. И забрали почти все. Как уж сохранились старые коровники – не знаю. Зато знаю, что Дадабаевы и Попов начали с того, что стали вкладывать в ферму свои денежки. А это, согласитесь, совсем другое дело. И даже наученные прежними попытками сохранить хоть что-нибудь от колхоза рождественцы, должны отдать должное новым хозяевам фермы. Потому что эти стали строить и ремонтировать, чего в селе давно уже не видели.

— Мы хотим увеличить поголовье КРС, — говорит Рустам. – Для этого у нас все есть. Кроме, конечно, кормовой базы. Ее мы тоже можем сами создать, можем построить свое зернохранилище. Нам нужны лишь официально выделенные нам поля и сенокосы. Сегодня с этим у нас пока не получилось. Но мы уже десять лет здесь работаем, начали с нуля, с голых стен фермы, и кое-что уже сделали. И мы не спешим, мы сюда приехали надолго, и все, что запланировали, обязательно сделаем! Будет у нас и своя сельскохозяйственная техника, и трактора, и машины. Время у нас еще есть: мне сорок пять, Алексею Попову – тому вообще двадцать восемь, а сыну и вовсе десять. Так что, все у нас впереди. Настрой у нас боевой, все равно мы пробьемся, трудности нас не остановят. Корни-то наши – на земле.

  Когда приходит пора…

… Я не очень лестно отозвался о «городских аграриях», но это к Дадабаевым не относится: они из деревни.

— Я родился в деревне Коврига, Пировского района. Уехал в город, жил там, шофер-профессионал, открыты все категории. Когда стукнуло сорок пять, вдруг понял, что все, больше не могу, надоело баранку крутить. Захотелось к корням, на землю и с землей работать. Раньше, по молодости, мог за рулем дни и ночи проводить, а теперь все, надоело. Да и сын Дамир подрастает, десять уже исполнилось. Чему он в большом городе научится? А земля всегда и всем кормилицей была, на ней не пропадешь. В Ковриге у меня родители живут, дедушка, к ним отсюда поближе, чем из города ездить. Да и на природе вокруг глаз отдыхает. Мы частенько всей семьей выбираем выходной день какой-нибудь (в животноводстве суббот и воскресений не бывает…) и выезжаем в лес. Зимой – на лыжах ходим или коньки надеваем и душу отводим. А что, у сына сейчас такой возраст наступает, надо с ним вместе побольше времени  проводить. Он доволен, и нам в радость…

…Вот такие вот получились у меня «штрихи к портрету» современного фермера. Деловой, хозяйственный, трезво оценивающий свои возможности, и четко планирующий будущее. Он знает, чего хочет от жизни (и чего хочет его жена), он знает так же, чего она, эта жизнь, может дать ему. А вот что ожидают от него другие люди и что о нем они думают – разговор отдельный.

***

….Портрет фермеров был бы неполным, если бы я не упомянул о некоторых других обитателях фермы. Например, о собаках Пирате, Даре, Дайке и недавно появившемся молодом Рыжике. Работа у них на ферме ответственная – они «охранники» (и, кстати, надежные: пока мы были на ферме, они почти без перерыва облаивали нас, посторонних…). Сигнализация надежней, чем какая-нибудь электронная. И к тому же кусачая…

Добавить комментарий

Версия для слабовидящих
Одноклассники
Архив новостей
Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя   Янв »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Наши контакты

Главный редактор

 

Барановский Олег Александрович